ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава I. ТЕНДЕНЦИИ К ДЕМОКРАТИЗАЦИИ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА НА РУБЕЖЕ XX- XXI СТОЛЕТИЙ 26

1.1. Демократия в эпоху глобализации 26

1.2. Демократизация национальных экономик как органичная часть модернизации общества 40

1.3. Опыт создания политических демократий в некоторых странах Азии 53

Глава II. ТРАДИЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КИТАЕ 70

2.1. Государственная независимость - традиция и высший национальный приоритет Китая 70

2.2. Традиция единоличной или абсолютной власти 81

2.3. Семья и государство 93

2.4. Исполнительная и судебная власти 95

Глава III. КИТАЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОПЫТ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА (1912-1948) 104

3.1. Синьхайская революция и учреждение Китайской Республики. Основные демократические принципы политической платформы Сунь Ятсена 104

3.2. Создание коммунистической партии Китая. Первые контакты с Гоминьданом 124

3.3. Государственный строй Китайской Народной Республики ... 130

3.4. Первые органы народной власти, созданные КПК 142

2 3

3.5. Теоретические принципы формирования новой китайской государственности 147 

Глава IV. СОЗДАНИЕ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ 170

4.1. Вопрос о характере нового политического строя 170

4.2. Предпосылки становления новой политической системы .... 184

4.3. Образование Китайской Народной Республики, институциализация государственного строя 200

4.4. Новый политический строй КНР. Первая Конституция 211

Глава V. РЕФОРМЫ ДЭН СЯОПИНА. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ КНР

225

5.1. Политическая ситуация в Китае. Потребность в перестройке политической системы КНР 225

5.2. Теория построения социализма с китайской спецификой .... 246

5.3. Проблемы демократизации социально-экономической сферы жизнедеятельности китайского общества 255

5.4. Экономическая реформа 1978 г. и ее влияние на политическую систему КНР 258

Глава VI. СОВРЕМЕННАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КНР И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕЕ ДАЛЬНЕЙШЕЙ МОДЕРНИЗАЦИИ 287

6.1. Политическая система Китая как объект модернизации в период реформ 287

6.2. КПК в политической системе КНР 298

6.3. Факторы влияния на эволюцию политической системы. Первые результаты 309

Заключение 323

Библиография 341

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность диссертационного исследования определяется необходимостью комплексного изучения процессов, происходящих в соседних с Россией государствах, крупнейшим из которых является Китай, в интересах национальной безопасности и использования зарубежного опыта. Особенно важным представляется изучение процесса модернизации политической системы в КНР с точки зрения обеспечения экономического прогресса политическими методами, поскольку Китай в короткие исторические сроки добился значительных успехов в сфере экономики, не затрагивая пока фундаментальных основ своего политического строя. Прошедший осенью 2002 года XVI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая наметил пути продвижения КНР по пути рыночных реформ, не изменяя политическую систему в стране, ограничиваясь отдельными преобразованиями только внутри этой системы. Тем не менее, даже эти преобразования уже готовят почву для углубления процесса модернизации политической системы современного китайского общества.

Модернизация традиционного китайского общества началась в первые годы двадцатого столетия и прошла несколько этапов. Первый, основополагающий этап ознаменовался победой Синьхайской революции и установлении Китайской Республики, первого в истории страны республиканского строя. Второй этап начался в 1949 году, рубежом его стала победа национально-демократической революции и провозглашение КНР. Попытки модернизировать политическую систему китайского общества с использованием марксистско-ленинской теории привели к созданию партократического авторитарного государства, развивающегося под руководством неизменно правящей Коммунистической партии Китая, не имеющей серьезной организованной оппозиции. Начало третьего этапа модернизации китайского общества в целом, его политической системы в том числе, нисходит к концу 1970-х годов, когда КНР приступил к реализации рыночных реформ и политики открытости страны внешнему миру. Таким образом, Китай начал выходить из изоляции только четверть века тому назад, но изменения, последовавшие за этим, коснулись всех аспектов взаимоотношений его с внешним миром. За этот короткий исторический срок КНР прошла путь от исключения из ООН до активного участия в 50 официальных международных организациях, от торгового эмбарго Соединенных Штатов на торговлю с Китаем до вступления во Всемирную торговую организацию. Если до того за границей обучались только считанные десятки китайских студентов, то в настоящее время по международным программам обмена студентами за рубеж выезжает до 100 тыс. молодых китайцев. За это время Китай успел сменить внешнюю политику автаркии на политику открытости и готовности к интеграции. Начатые в 1978 г. реформы обеспечили Китаю экономический подъем и растущий авторитет на мировой авансцене. Тем самым были созданы условия для вовлечения страны в процесс глобализации, который стал важным фактором модернизации всех сторон жизнедеятельности китайского общества, включая его политическую систему.

В настоящее время опыт китайских реформ вызывает интерес всего мирового сообщества. Развертывается широкое исследование этого опыта вплоть до экстраполяции его основных черт на условия создания рыночных отношений в других развивающихся странах, растет численность публикаций, что уже само по себе является доказательством актуальности диссертационного исследования. Но в системе китайских реформ изучены пока не все факторы, влияющие на их эффективность. И менее всего исследованы проблемы модернизации политической системы, в то время как именно этот процесс играет огромную роль в прогрессивных преобразованиях в КНР.

С другой стороны, изучение проблем модернизации политической системы современного Китая отвечает интересам теории строительства рыночных отношений в странах социализма. Общепринятым считается, и это подтверждается практикой большинства стран, что рынок и демократия неразрывно связаны друг с другом, а социализм и рынок являют собой противоположности. Между тем китайский опыт оказывает, что правильная, выверенная по целям и возможностям их реализации политика любого по форме государства, может принести значительный социально-экономический успех. С другой стороны, каким бы уникальным ни было опыт социализма с национальной спецификой, в конечном итоге он ведет общество к той же цели, которой движется мировое развитие - к росту демократических тенденций и накоплению предпосылок для создания более гуманного социального строя.

На переломе двух веков Китай вступил во вторую фазу глубоких структурных преобразований, связанных с необходимостью решить, прежде всего, вопрос о государственной собственности. Проблема эта болезненная, так как при тоталитарных режимах происходит сращивание собственности и власти, и расшатывание экономических основ режима неизбежно влияет на его характер, исподволь размывая его фундаментальные основы. Тем не менее, Китаю, приступившему к проведению радикальных рыночных преобразований в рамках социалистической политической системы, в течение более двух десятилетий удалось избегать резких перемен в характере правящей Коммунистической партии и. Соответственно, в политической системе китайского общества. Но предпосылки к сдвигам такого рода уже зародились в процессе реализации рыночной реформы, и они постепенно подводят китайское общество к необходимости углубления политической реформы. Вопрос об этом поставлен последними несколькими пленумами и съездами КПК, включая XVI Всекитайский съезд коммунистической партии Китая (2002).

Актуальность проблематики, которой определяется модернизации политической системы КНР, требует анализа ее особенностей и перспектив трансформации.

Национальная специфика в Китае состоит главным образом в том, что модернизация китайского общества осуществляется в рамках сохранения основ социалистического государства и руководства этими процессами Коммунистической партией Китая, то есть в условиях однопартийной системы. Однако нельзя при том утверждать, что политическая система в КНР находится в застывшем состоянии, не реформируется, не приспосабливается к изменяющемуся экономическому базису, хотя в научной литературе часто встречается утверждение об отставании политической реформы от темпа экономически преобразований. Новое осмысление взаимосвязи базиса и надстройки, экономики и политической власти также являет собой теоретический интерес.

Изучение незавершенных общественных процессов всегда представляет большую трудность, но его значение от этого не умаляется. В науке возникла острая потребность обобщить опыт эволюции политической системы Китая и первые попытки ее модернизации, выделить факторы, которые позволили Китаю развивать экономику в новом качестве, не прибегая к моментальному слому политической системы, как это было сделано, например, в России, странах Восточной Европы и в Монголии. Тем не менее, изучение даже только что зародившегося процесса модернизации политической системы КНР как нельзя более актуально. До сих пор многие исследователи считают, что решить задачу демократизации общественно-политического строя китайского государства в рамках монополии КПК на власть представляется практически невозможным. Но Китай в своем развитии уже настолько поколебал устоявшиеся стереотипы марксистского мышления, что не исключено - страна пойдет по пути демократизации, характер которой будет отличаться от западной модели, в первую очередь, степенью развития демократических прав и свобод. Если этого не произойдет, скорее всего, Китаю предстоит трансформироваться в направлении к политической демократии только до того предела, до которого это позволит руководство КПК. Процесс ускорится, если необходимые перемены произойдут в самой КПК. Все эти моменты определяют высокую значимость, актуальность темы исследования, избранной диссертантом. Используя опыт Китая, наука должна ответить, в связи с этим, на один из коренных вопросов современной политологии: в каком направлении развивается политическая система КНР, какую роль предстоит ей сыграть в становлении Китая в качестве одного из полюсов мирового развития?

До тех пор, пока ответ на такие вопросы неизвестен даже приблизительно, невозможно уяснить реальное будущее Китая, его внешнюю политику и парадигму дальнейшего экономического роста. Россия заинтересована в этом прежде других стран. Почему?

Во-первых, Китай является ее ближайшим соседом, и российский геополитический интерес здесь чрезвычайно велик. Это и вопрос национальной безопасности, и проблема формирования системы регионального сотрудничества в Восточной Азии, и стратегической стабильности на мировой арене. Россия, которая стремится решать внутренние проблемы демократического строительства, нуждается, в первую очередь, в мире и спокойствии на своих границах.

Во-вторых, в настоящее время Россия связана с Китаем условиями стратегического партнерства, и более четкое видение направления политических реформ в Китае - бесспорное условие разработки российской политики на восточно-азиатском направлении в целом, и на китайском - в особенности. Наблюдая общность отдельных составляющих стратегии перехода к демократии в странах с рыночной экономикой, она, по мнению диссертанта, включает в себя следующие элементы:

- демократизация политических институтов, создание многопартийной системы;

- ориентация на западную модель демократии;

- повышение роли неправительственных организаций в системе управления социально-экономическим развитием страны;

- поиск взаимной адаптации интересов власти и большинства населения.

Актуальность темы высока еще и потому, что в странах Азии начинают серьезно переосмысливать значение демократии для их будущего. Ким Дэ Чжун, бывший президент Корейской Республики, которую многие считают образцом демократии в Азии, утверждает, что отношение к демократии означает успех или неудачу нации. Он обращает внимание на тот факт, что в XX веке многие страны пытались поддерживать экономическую модернизацию путем установления рыночной системы, но без политической модернизации, то есть без демократии, эти попытки провалились .

Отметим, однако, что точку зрения южнокорейского лидера на универсальное значение демократии для развивающихся стран разделяют далеко не все их лидеры. Неприемлемость многих черт западной демократии демонстрирует руководство Китая, отдавая первенству государственным интересам перед приоритетом прав человека.

Негативно относятся к демократии многие руководители стран Восточной Азии. Бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, развивая в своем интервью журналу «Foreign Affairs» идею о культурных различиях между западными и азиатскими обществами, утверждает, что модель западной демократии не пригодна для Восточной Азии, где она «не сработает».

Известно также высказывание одного из бирманских лидеров генерал-лейтенанта Хин Найунта (Khin Nyunt): «Демократическая система, которую практикуют на Западе, не может быть такой же и для Востока, потому что существуют различия в привычках, традициях и прочем. Поэтому демократическая система будет варьироваться от одной страны к другой» .

Основным аргументом в поддержку малой пригодности демократии для стран Восточной Азии служат, как правило, различия культур и цивилизаций. Однако культурный фактор не должен быть единственным критерием при определении возможности восприятия демократии азиатскими обществами. Одного этого фактора, по нашему мнению, просто недостаточно, так как одна культура просто не может определять их судьбу. Об этом свидетельствует история Индии, Японии, Южной Кореи и других стран. Карасон С. Акино (Corason С. Aquino, бывший премьер-министр Филиппин), известный политический и общественный деятель, на наш взгляд, очень точно определяет значение демократии для мирового сообщества. По ее словам, «Мы должны развивать глобальную демократию, которая гарантировала бы право на жизнь и существование универсальных ценностей» .

О том, что Китаю также необходима демократия, откровенно говорил Дэн Сяопин. Но демократия в мышлении архитектора китайских реформ, как и многих его предшественников и современников, представлена в Китае принципом демократического централизма в партии и демократией в сфере экономики. Вопрос необходимости радикально изменить однопартийную систему в КНР китайским лидером никогда даже не упоминалось. Но само состояние демократических свобод в Китае прекрасно обрисовано в выступлениях Дэн Сяопина. Так, выдвигая задачу раскрепощения сознания в качестве важной политической проблемы на рабочем совещании ЦК КПК 13 декабря 1978 года, он говорил: «усиление партийного руководства вылилось в подмену партией всего и вся», «люди боятся проронить лишнее слово и делать то, о чем не упоминается в книгах, документах и указаниях руководителей» .

Однако после студенческих волнений в Пекине летом 1989 года вопрос о проведении демократических реформ в Китае больше так открыто не поднимался, фактически он свелся к демократизации не системы, а некоторых сторон внутрипартийной жизни КПК.

Цзян Цзэминь (бывший председатель КПК) и Ли Пэн (бывший председатель Всекитайского собрания народных представителей) определеннее высказывали свое отношение к западной демократии, но не выдвигая как альтернативу ей китайскую демократию, или демократию с китайской спецификой. «Никогда не нужно копировать политические системы Запада, - говорил Цзян Цзэминь, - Только сохранение и совершенствование политической системы социализма обеспечит единство Китая, социальную стабильность и экономическое развитие. В этой связи с особой бдительностью надо защищать суверенитет Китая от попыток влияния со стороны "внутренних и внешних враждебных сил". Все факторы, угрожающие стабильности, должны быть задушены в зародыше» . Таким образом, содержание политической реформы до последнего времени рассматривалось китайскими руководителями только с позиции исключительно совершенствования существующего политического строя. Западная же демократия, при попытках ввести ее основы в КНР, считалась (и считается до сих пор) угрозой для стабильности Китая.

Сопоставляя официальную риторику китайских политиков с реалиями КНР, можно будет условно предположить, что будет происходить в Китае в процессе политической реформы. Задача эта представляется как нельзя более актуальной, так как от решения ее зависит понимание ведущих социально-экономических процессов в Китае.

Модернизация политической системы китайского общества тесно связана с процессом глобализации, от влияния которого ее нельзя изолировать. Оно приходит в страну через многочисленные международные связи КНР, через образование и обучение китайских студентов в странах Запада, Интернет и другие массовые коммуникации. Китай является неотъемлемой частью современного мира, и уклониться от тенденции глобальной демократизации вряд ли возможно. Глобализация международной жизни ведет к ускорению демократизации политических систем в странах третьего мира. Поэтому актуальной может считаться попытка диссертанта рассматривать вопросы модернизации политической системы КНР с учетом фактора глобализации.

Особое значение диссертационной тематики состоит в контексте выяснения роли современного Китая в глобальных тенденциях демократизации политических основ жизнедеятельности мирового сообщества.

Таким образом, изучение проблем модернизации политической системы, открывает возможность выявить и рассмотреть предпосылки развития политической демократии и достижения в проведении политической реформы в Китае. Составив представление о возможных путях модернизации политической системы КНР, можно будет определить их значение для китайско-американских отношений, и на китайско- японских связей, выяснив при этом наиболее важные направления мировой политики и место в ней России так, как его определяет треугольник взаимоотношений - Китай-Америка - Япония. Этот момент также превращает данную работу в актуальное исследование.

Цели исследования:

• охарактеризовать процесс и особенности структурной трансформации политической системы Китая на различных этапах ее развития в XX столетии;

• определить основные направления модернизации политической системы в период после 1978 г. до настоящего времени;

• выявить влияние внутренних и внешних факторов на состояние и динамику современных политических процессов в КНР;

• очертить в общем плане перспективы политической реформы, проводимой в Китае в настоящее время.

Предметом исследования является процесс модернизации политической системы Китая на разных этапах его развития в рамках двадцатого столетия. Имеется в виду китайский опыт становления республиканского строя, принадлежащий Сунь Ятсену и его сторонникам, после победы Синьхайской революции 1911-1912 гг.; существование Китайской Республики в условиях военной диктатуры генерала Чан Кайши; создание Китайской Народной Республики и эволюция ее политической системы с 1949 года до наших дней.

Степень разработанности проблемы. В последнее время интерес к состоянию и эволюции политической системы КНР стремительно растет. В самом Китае вышло не мало публикаций с анализом отдельных аспектов политической реформы. Систематизируются и издаются сборники законов и постановлений Всекитайского собрания народных представителей, его Постоянного комитета, среди которых есть законы и постановления, относящиеся к поправкам в Конституцию КНР по вопросам демократизации отдельных сторон общественной жизни Китая. Они представляют собой законы и постановления Всекитайского собрания народных представителей КНР (китайский парламент, главный законодательный орган Китая), постановления и указы китайского правительства. В отдельных изданиях появились статьи китайских авторов, суть которых сводится к тому, что «Китаю не остановить движение к демократии». Работают над проблемами политической системы в Китае различные научные центры на Западе, особенно в Соединенных Штатах Америки.

Среди российских научных подразделений следует отметить активную работу над экономической и политической проблематикой коллектива ученых Института Дальнего Востока Российской академии наук (ИДВ РАН). Вопросы модернизации Китая отражены в трудах Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России (ИАМП) Ими занимаются исследователи из Института востоковедения РАН (ИВ РАН) и Института экономических и политических исследований (ИМЭПИ РАН). О масштабах их работы свидетельствуют многочисленные публикации фундаментального характера, значительно отражено в библиографии данной диссертации.

Однако подготовленные этими учреждениями работы, специально посвященные проблемам именно модернизации политической системы современного Китая, то есть в период после завершения «культурной революции» носят преимущественно фрагментарный характер и ограничены статьями и несколькими специальными подборками статей и главами в коллективных монографиях. Наиболее исследованными, на наш взгляд, являются следующие вопросы, имеющие непосредственное отношение к теме данной диссертации:

- политический режим Китая в период «культурной революции;

- проблема государственного суверенитета КНР;

- организационная структура политической системы Китая и некоторые другие.

Новизна исследования. Автором впервые проведен анализ исторического процесса модернизации китайской государственности на протяжении почти целого столетия с акцентом на последние политические реформы в КНР. Практически до самого последнего времени исследователи феномена глобализации основное внимание обращали преимущественно только на экономический аспект этого процесса. И даже ученые, чей интерес концентрируется на вопросах, связанных с распространением в мире демократических идей и их воплощением в политических реформах, сфере государственного строительства или его переустройства, слабо увязывают его с экономическим аспектом глобализации. Объяснить это явление одними только узкими интересами исследователей было бы не корректно. По нашему мнению, это мотивировано тем, что экономика как цель развития мирового сообщества после окончания военно-политического противостояния двух систем выдвинулась на первый план в международных отношениях. Это на довольно длительный срок фактически заслонило собой потребность в радикальных политических реформах в целом ряде развивающихся стран, тем более оставшихся формально на позициях социалистического строительства. Отсюда - столь незначительный интерес к вопросам модернизации политической системы Китая в наши дни.

Такое состояние слабой изученности темы, с одной стороны, не сковывает автора в его исследовании. Но с другой, оно чрезвычайно осложняет задачу тем, что в научной литературе имеется недостаток наработок в этой области, что лишает исследователя готовых ориентиров, и он должен вырабатывать их самостоятельно.

Методологическая основа исследования - это междисциплинарный подход, сочетающий исторический и диалектический методы, которые позволяют рассматривать политику и экономику в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Исторический и сравнительный методы были особенно эффективны тогда, когда автору приходилась при решении вопроса об эффективности политической реформы и ее перспективах в Китае Систематический метод дал автору возможность исходить из того, что стабильность политической системы означает такое устойчивое ее состояние, которое позволяет ей эффективно функционировать и развиваться, приспосабливаясь к изменяющимся внешним и внутренним условиях.

Поскольку вопрос о власти играет первостепенную роль в политической системе любого общества, в диссертации использована методологическая посылка М. Вебера, определяющая политическую власть как «возможность одного актора заставить остальных выполнять его волю, несмотря даже на их сопротивление, безотносительно того, на какой основе эта возможность возникла».

В диссертации использованы также современные теории государственности и демократии, разрабатываемые китайскими учеными с учетом исторических традиций и других особых факторов, которыми мотивируется специфический характер политической системы КНР.

Источники и научная литература. В диссертации источники и литература рассматриваются по трем основным направлениям: российские, китайские и западные, а внутри эти направлений - в соответствии со сложившейся традицией научных исследований, обязывающей, прежде всего, опираться на первоисточники, каковыми являются официальные документы китайского правительства, ЦК КПК, национальная и международная статистика. В диссертации использован также широкий спектр исследований, которые представлены в основном политическими и историческими трудами российских и советских ученых, связанными с изучаемой темой. В России создан ряд глубоких исследований по проблемам развития политической системы в целом и по вопросам политической реформы в Китае, в особенности. К ним, в частности, относится работа Л.П. Делюсина «Политическая реформа и проблема демократии в Китае» (1993). В нем разбираются взгляды китайских ученых, проживающих в Китае или за рубежом, итоги некоторых дискуссий по проблемам демократии и политической реформы в Китае. Но в книге не представлена критика официальной доктрины политической реформы в КНР, принадлежащей высшему китайскому руководству.

Частично этот пробел восполняет другой российский ученый- китаевед Л. Васильев (см. его статью «Китай на рубеже III тысячелетия: конфуцианские традиции или марксизм-ленинизм?» в журнале «Восток», 1992, № 5).

Слабость и непоследовательность политической реформы в КНР отмечены в работах ученых-китаистов В.Г. Гельбраса, В.Я. Портякова, Л.И. Кондрашевой, а также в трудах политологов — А.П. Бутенко, A.C. Ципко, В.П. Киселева, В.Ф. Ли, Г.С. Яскиной и ряда других. Но, к сожалению, в России до сих пор не опубликовано ни одной специальной политологической работы по правам человека в Китае.

Вместе с тем, в российской политологии большое внимание придается изучению особенностей политики КПК в отношении частной собственности. В результате выводы ученых подтверждают нерасторжимую связь рыночных преобразований с потребностями модернизации политической системы Китая. По работам, например, известного синолога В. Г. Гельбраса, прослеживаются причины, вызывающие опасения КПК за экономическую основу ее власти - общенародную, государственную, собственность и попытки сохранить ее в любой форме. В. Г. Гельбрас констатирует, что на начальных этапах реформ КПК стимулировала членов партии, прежде всего разного рода деревенских руководителей, заниматься частным предпринимательством и стремилась «реформировать ячейки партии в объединениях частных предпринимателей, но в середине 90-х стала заявлять о несовместимости

п

членства в КПК с частным предпринимательством» .

Одним из российских ученых, последовательно отстаивающих реальность перспективы Китая демократизировать, является профессор А.П. Бутенко, утверждающего, что «жизнь XXI века неизбежно заставит власть имущих в Китае искать путь для учета не только интересов, но и воли самого многочисленного народа на Земле, то есть заставит искать путь демократизации страны» 

В диссертации использованы также работы академиков К.И. Конрада, С. JI. Тихвинского, M.JI. Титаренко, докторов наук и профессоров - Е.П. Бажанова, JI.C. Переломова, В.Н. Никифорова, М.И. Сладковского, Б.Г. Сапожникова, J1.M. Гудошникова, В.Ф.Ли, A.A. Волоховой, К.А. Егорова, Ю. Гарушянца и многих других.

Весьма полезной для автора оказалась мемуарная литература. В мемуарах A.C. Панюшкина, С.А. Далина, М.С. Капицы, A.M. Дедовского нашли отражение события начальной эпохи модернизации Китая в целом, его политической системы, в частности.

Большой массив научной литературы, статистических материалов и политического законодательства, относящегося к теме диссертации, посвящен политической практике Китая. В работе основное внимание было обращено на законодательство в области развития политических институтов и характера власти в КНР. Это, прежде всего, тексты китайских конституций, законов о выборах, о разграничении полномочий между партией и государственными административными органами, решения Всекитайского собрания народных представителей, Постоянного комитета ВСНП, Государственного совета КНР и других руководящих органов народной власти в Китае. Материалы, характеризующие задачи политического обновления китайского общества и партийной реформы содержатся в документах XIII-XVI съездов Коммунистической партии Китая, состоявшихся в 1987, 1992 и 2002 гг. соответственно. Указанные партийные съезды приняли решения о модернизации экономической структуры, проведении и продолжении политической реформы, хотя и не затронули вопроса о политических правах человека, как главного субъекта рыночных преобразований. Тем не менее, постоянное внимание к проблемам модернизации политической системы, безусловно, показывает озабоченность китайского партийного руководства современным состоянием этой системы и потребность в ее перестройке.

Китайская научная литература - это широкий круг публикаций на китайском языке и изданные в России переводы с китайского языка. В ней, в той или иной степени, фрагментарно, а иногда и специально, представлено состояние демократии в КНР, ее особенности на различных этапах развития Китая. При изучении этих работ предпочтение было отдано обобщающим научным трудам китайских историков и политологов по проблемам демократии и реформ в Китае в целом. Автором учитывалось, что народовластие на Западе с точки зрения осуществления его основных направлений в условиях Китая впервые глубоко было исследовано великим китайским революционером-демократом Сунь Ятсеном и воплощено в его трех народных принципах. Многие проблемы становления новой демократии в Китае были разработаны выдающимся китайским лидером Мао Цзэдуном. Вопросы народовластия, политической реформы раскрываются в произведениях Дэн Сяопина и его последователей.

Возможности и направления демократизации политической системы в КНР исследованы в диссертации с учетом расстановки политических сил в Китае, о которой в известной степени можно судить по работам китайских авторов, посвященным исследованию проблем реализации экономической реформы в начале 2000-х г. Дело в том, что в Китае реформы проводятся под руководством КПК. «Поэтому в руководящем слое вовсе не существует какого-либо объединения единомышленников, противостоящего основной линии в отношении реформ. Однако до сих пор сохраняются резкие разногласия в области выбора интенсивности, времени и направленности преобразований» , - утверждает группа китайских ученых (Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу), предлагающих свой оригинальный взгляд на экономическую реформу. Две позиции, более или менее способные уравновешивать и дополнять друг друга, - это взгляды на реформы, отдающие приоритет либо стабильности, либо темпам роста, считают они.

В первом случае наибольшее внимание уделяется стабильности социальной системы, ради которой реформы и рост могут быть более медленными, но верными.

Во втором случае «отстаивается несколько большая радикальность реформ и укрепление веры в них народных масс путем более быстрых темпов роста» .

Не оспаривая сущность разъяснения китайскими авторами двух различных точек зрения, существующих в руководстве КПК по вопросам стратегии и тактики реформ, отметим один момент, важный для данной диссертационной работы. Именно признание наличия разногласий «в области выбора интенсивности, времени и направленности преобразований» позволяет предположить, что в руководстве КПК есть если не группы людей, но отдельные политики, заинтересованные в замедлении темпов модернизации политической системы.

Примечательно, что в работах китайских авторов все больше внимания отводится проблемам влияния глобализации всех сторон жизни мирового сообщества на Китай. Поэтому в диссертации широко использованы работы такого рода, так как они неизбежно, в той или иной степени, затрагивают вопрос об углублении тенденции к демократизации мирового сообщества на рубеже ХХ-ХХ1 столетий.

Китайские исследователи делают акцент на таких составляющих глобализации как ускорение темпов развития науки, техники и, в особенности, информационных технологий, прямое стимулирование международной торговли, производства, инвестиций, связывание воедино всех национальных звеньев мировой экономики. Ряд ученых высказывается в том плане, что экономическая и финансовая глобализация по своей сути является «глубинной революцией в развитии глобальной экономики».

Однако менее известны китайские исследования в области изучения проблем модернизации политической системы КНР. Но и доступные публикации свидетельствует том, что в научном сообществе Китая изучаются проблемы демократии, как в целом, так и в частностях, что китайскими учеными часто высказываются противоположные точки зрения на перспективы развития демократии в КНР.

Так, в статье китайского политолога Кан Фэна «Китаю не остановить стремление к демократии»  говорится о попытках организации Демократической партии Китая (Чжунго миньчжу дан), Партии демократической справедливости, Политической оппозиции Китая, Общества защиты прав уволенных рабочих и служащих, Социальной партии, Трибуны нового века и т. д.

В статье констатируется факт, что подача петиции с просьбой о регистрации в гражданские административные органы власти не одобряется официальным руководством. И это, несмотря на то, что в октябре 1998 г. Китай присоединился к Международной конвенции о правах граждан и политических правах, а годом раньше Пекин поставил свою подпись под Международной конвенцией об экономических, социальных и культурных правах.

Из работ подобного рода вытекает, что КПК, использует и защищает свою монополию на создание политических организаций, хотя корпоративистские тенденции, по-видимому, воздействуют на отдельные ключевые факторы политической системы Китая.

В Китае появляются также исследования, в которых проводится мысль о том, что китайские руководители, инициировав рыночные преобразования, объективно способствовали возникновению среднего класса китайского общества, который нуждается в модернизации политической системы Китая для укрепления его позиций.

Теория и практика демократии в Китае очень расходятся, едва речь заходит о реализации демократических принципов на практике. КПК всегда отстаивала свою специфическую точку зрения на сущность демократии в Китае, характеризуя ее, применительно к современному этапу, как социалистическую демократию с китайскими характеристиками. Эволюция подходов КПК на примере мировоззрения ее лидеров к демократии и политической системе Китая в разные периоды ее истории

детально представлена в обстоятельной монографии Ли Теина, президента

1 2

Академии общественных наук Китая, озаглавленной «О демократии» . В этом исследовании, посвященном 80-летию со дня основания Коммунистической партии Китая, фактически изложена официальная тока зрения в КНР на эволюцию представлений о демократии в современном Китае и ее роли в модернизации его политической системы. И с этой точки зрения книга Ли Теина представляет серьезный научный интерес. Тем более, что это - практически первое в Китае крупномасштабное произведение, в котором крупный китайский ученый пытается доказать, что в Китае восторжествовала демократия, но демократия особого рода, отвечающая специфическим условиям развития КНР. Таким образом, считает китайский ученый, концепция социалистической демократии с китайскими характеристиками органично вписывается теорию социализма с китайской спецификой. Он утверждает, что «классовая сущность демократии в социалистическом и капиталистическом обществах различная, как не совпадают их государственные системы и различны права человека, и отсюда проистекает расхождение в разных теориях и концепциях, на которые их демократии опираются» . Демократии конкретны, относительны и динамичны», - делает вывод Ли Теин. Такой подход обеспечивает ему как автору эластичность подхода при определении сущности демократии в Китае на разных этапах его государственного строительства. Основное различие между демократией в Китае и демократией на Западе китайский академик усматривает в их классовой сущности, хотя все демократии имеют схожую социальную направленность. Помимо классового признака он считает необходимым по-разному толковать демократию еще и по культурологическому принципу, отстаивая право людей с разными «культурными данностями» устанавливать у себя в стране разные по характеру демократии. Права человека, по мнению Ли Теина, представляют собой продукт человеческих усилий в преобразовании природы и общества. Так называемые «естественные права» могут быть востребованы и материализованы через народную борьбу. Однако в рассуждениях Ли Теина можно заметить некоторую непоследовательность. «Социалистическая демократия с китайскими характеристиками есть социалистическая демократия на начальном этапе социализма в Китае» . Невольно возникает вопрос: свойственна ли китайская характеристика как специфика только начальному этапу социализма? Если этот так, то можно ли утверждать, что на очередном, более высоком этапе строительства социализма китайские характеристики отпадут, и демократия приобретет общие черты, присущие развитым демократиям всего мира? Ответа на такие вопросы работа китайского ученого не дает.

Отметим также, что в исследовании Ли Теина содержится обращение к работам древних китайских классиков, из которых он делает вывод о том, что демократические идеи были широко распространены, благодаря учениям философов и возвышены правителями Китая еще в глубокой древности.

В западной синологической литературе проблема крупных потенциальных изменений в политической системе Китая является предметом постоянных дискуссий и специальных монографических исследований. Многие западные политологи считают, что модернизация политической системы Китая связана, в первую очередь, с экономической реформой, а ускоряет ее темп внешний фактор: прежде всего, влияние глобализации, требование ведущих мировых держав, предъявляемое китайскому руководству в отношении соблюдения прав человека, вступление КНР во Всемирную торговую организацию. Среди работ западных ученых выделяются: коллективная монография «Китай присоединяется к миру. Прогресс и перспективы», под редакцией известных американских политологов Майкла Оксенберга и Элизабет Экономи, опубликованной в Нью-Йорке в 1999 году ; книга Гордона Чана «Наступающий коллапс Китая» , статьи и монографии Б. Диксона, Розалин Фут, Джералда Сигала, Маргарет М. Пирсон, К. Херман-Пиллата, Тодда М. Джонсона, С. Хальмана и многих других (см. Библиографию). В диссертации использован также широкий круг работ западных исследователей: Р. Скалапино, С. Хантингтона, Дж. Сакса, J1. Мизеса и многих других. Их оценки политики США в Азии дают богатый материал для размышлений и выводов.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при изучении процессов глобализации, которые, принимая форму модернизации, распространяются на область политических отношений и институтов в разных странах. Обогащение опыта демократизации современных политических режимов практикой развивающихся стран на примере Китая имеет большое значение для воссоздания целостной картины политического строительства в рамках всего мирового сообщества.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, могут быть рекомендованы для использования их российскими органами власти при разработке внешней политики на китайском направлении, так как способствуют понимать специфику внешней и внутренней политики КНР и особенности ее политической структуры, своеобразие подходов к западной демократии, в том числе к проблеме прав человека.

Материалы диссертации могут стать пособием для чтения лекций по вопросам политического строительства и политической реформы в Китае.