Содержание

Введение...................................................................................................... 3

Глава 1. Китайские культурные традиции как объект исследова­ния 14

1.1.         Национальные особенности культуры в Китае. Общая характеристика традиционного Китая................................................................. 14

1.2.          Сущность и место конфуцианства в духовной жизни Китая     38

1.3.         Конфуцианские этические традиции и образование.... 62

Глава 2. Социокультурные аспекты модернизации........................... 75

2.1.  Понятие «модернизация» и его место в культуре............ 75

2.2.  Конкретно-исторический характер модернизации......... 94

Глава 3. Проблема соотношения традиций и инноваций в модерниза-

ционных процессах в КНР....................................................... 108

3.1.  Специфика модернизации в современном Китае.......... 118

3.2.   Проблема включения традиционной культуры в процессы модернизации............................................................................ 133

3.3.  Модернизация и семейный уклад китайского народа.. 142

Заключение............................................................................................. 150

Список литературы............................................................................... 152


Введение

Актуальность исследования. Современное состояние китайского общества обусловлено его включенностью в мировой процесс модерниза­ции, который в экономически развитых странах характеризуется движени­ем от индустриального к постиндустриальному обществу, а в развиваю­щихся - от доиндустриального или раннеиндустриального (как в Китае) к полноценному индустриальному состоянию (137, 16). Концепция индуст­риализации широко распространена в научной литературе и является важ­ным инструментом не только познания социокультурных изменений, но и их целенаправленного регулирования. Модернизация представляет собой совокупность концепций социально-экономического, политического, куль­турного и пр. развития при переходе от традиционного к модернизирован­ному типу общества (167, 34).

Вместе с тем в условиях Китая модернизация практически невозмо­жна без масштабной опоры на традиционные системы ценностей и прежде всего ценностей этического, духовно-интеллектуального порядка. Поэто­му актуальность исследования связана с анализом возможности включе­ния философского наследия древнего китайского мыслителя Конфуция в систему современной модернизационной интеллектуальной и социально- экономической парадигмы. ^

Существующая теоретическая модель модернизации включает в себя представления о первичной (самостоятельной) и вторичной модернизации, связанной с заимствованиями извне. С помощью этих моделей изучаются процессы трансформации традиционного общества в модернизированное, определяются необходимые предпосылки для осуществления модерниза- ционных изменений (138, 52).

Принципиальной особенностью модернизации современного китайс­кого общества является то, что ею руководит Коммунистическая партия

Китая (76, 213). Однако необходимо подчеркнуть, что в ходе модерниза­ции происходила определенная перестройка и в самой партии, прежде все­го идеологическая. Многие из решений партии содержали глубоко выве­ренный и аргументированный отказ от целого ряда положений ортодокса­льного марксизма (точнее, его сталинской интерпретации), возможно, при­емлемых в условиях Запада, но совершенно не актуальных для народов развивающейся Азии (76, 238). Эти нетрадиционные решения руководства компартии Китая касались проблем форм собственности, места рыночных отношений в условиях социализма и др. аспектов совмещения социалисти­ческих принципов социального развития с объективными механизмами экономического процветания, утратившими свойства особой идеологичес­кой значимости в ситуации конца 20 века. Главная цель решений руковод­ства Коммунистической партии Китая - превращение страны в современ­ное процветающее общество на базе совмещения производственных тех­нологий капитализма «западного типа» и социальных, культурных и идео­логических норм национальной традиции, а также принципов социалисти­ческого строительства (76, 11).

Успешный двадцатилетний опыт модернизации китайского общества на основе описанных принципов, установленных руководством страны, делает необходимым его систематизацию и обобщение, выявление как на­иболее продуктивных решений, так и не оправдавших себя. Китайское ру­ководство, и прежде всего Председатель Дэн Сяопин учитывал ошибки эпохи «культурной революции», а еще ранее периода «большого скачка», осознал необходимость радикальных перемен в обществе. Начав перест­ройку на рубеже 1978-1979 гг., он предложил программу реформирования китайского общества, названную «социализмом с китайской спецификой» (76, 4).

Новаторский дух этой программы заключается в ее реалистичности, в соблюдении принципа, гласящего, что нельзя проводить в стране резких перемен, что китайское общество можно модернизировать только посте­пенно. Важнейшую роль в осуществлении реформы сыграло и то, что Дэн Сяопин в своей программе сделал акцент на национальной культуре Китая и, прежде всего, на чувстве национального достоинства. Ради этого он ак­туализировал многие конфуцианские принципы, отчасти забытые за годы экспериментов, такие, как принцип «золотой середины», уход от крайнос­тей в принятии решений, внимание к противоположным точкам зрения, решение каждого вопроса в диалектическом ключе и т.д. (76, 9-32; 77, 101- 112).

В основу модернизации было положено изменение экономических отношений - преобразование форм собственности. Оно включало отказ от обязательной государственной собственности в сельском хозяйстве, вве­дение различных форм собственности в промышленности, внедрение ры­ночных отношений в торговлю, широкое привлечение передовых запад­ных технологий, создание совместных предприятий и т.п. Однако все эти изменения производились не одновременно, а поэтапно, шаг за шагом, не создавали в обществе иллюзии вседозволенности. И сегодня уже можно сказать, что модернизационная реформа, начатая Дэн Сяопином двадцать лет назад, превратила отсталую страну в современную державу (171, 17).

Происходящие ныне в Китае социокультурные изменения, связанные с модернизацией, характеризуются усложнением и динамизацией эконо­мических и социокультурных связей. Эти тенденции в перспективе, веро­ятно, будут определять не только структурные, но и содержательные изме­нения в обществе, направления совместной жизни и деятельности людей.

Известно, что темпы социальных и культурных перемен даже в од­ном обществе не только различны, но часто не имеют прямой взаимозави­симости. Так, трансформация некоторых институциональных структур, например, открытие свободных экономических зон в Китае или установ­ление свободной рыночной конкуренции, происходит быстрее, чем соот­ветствующие перемены в поведении людей в приватной сфере, в их отно­шении к своим правам и обязанностям в изменившихся условиях, бытовых привычках, нравах, нормах семейной жизни и т.п. Принимая во внимание эту разную ритмичность социокультурных процессов, необходимо отда­вать себе отчет в том, что научно-технический прогресс, будучи фунда­ментальной основой модернизации общества, в то же время является исто­чником целого ряда культурных проблем (42, 116).

Так, изменения в сферах общественного производства, прямо связан­ные с развитием науки и техники, приходится осваивать людям, испыты­вающим порой лишь косвенное их влияние. Далеко не каждому китайцу все новое представляется необходимым. Существуют две идейные пози­ции, одна из которых категорически противостоит перенесению на китайс­кую почву социально-экономической и культурной моделей, сформирова­вшихся в развитых западных странах. Другая, напротив, видит путь обнов­ления Китая лишь в заимствовании лучших западных образцов, отрицая перспективность развития национальных культурных традиций. Эти две крайние точки зрения на модернизацию до сих пор вызывают оживленные дискуссии в китайском обществе (71, 52-64; 78, 176-178; 91, 412; 134, 52- 57 и др.).

В современных условиях для выработки своего собственного пути модернизации, в котором бы отразилось и заимствование лучших дости­жений западной цивилизации и сохранилась бы китайская культурная спе­цифика, недостаточны обыденные представления и опыт. Понимать и ре­гулировать социокультурные процессы можно лишь на базе фундамен­тального научного знания. Культурология как комплексная наука о куль­турных процессах, происходящих в обществе, систематизирует знания о развитии культуры социума, помогает человеку ориентироваться в совре­менной динамичной жизни, помогает понять, в каком обществе и в каком мире он живет, каковы его возможности в отношениях с социальным окру­жением.

Если общество хочет двигаться в сторону модернизации, должны из­мениться требования к функционированию ведущих звеньев (экономичес­кой, социальной, ценностной), его организация, и следовательно, необхо­димы более глубокие знания о ее структурных, содержательных, динами­ческих аспектах. В связи с этим возникает важная проблема поиска сораз­мерности происходящих в обществе и культуре изменений личностных черт и свойств человека (39, 65). Решение этой проблемы возможно только путем систематизации и осмысления произошедших в обществе перемен.

Сегодня уже очевидно, что оценивать эффективность изменений в технологии и организации производства, в социальной структуре общест­ва можно лишь учитывая культурные факторы: такие, как готовность лю­дей к освоению новых образцов взаимодействия, новых ценностных ори­ентации и предпочтений, соответствующих новым условиям. В настоящее время не только целенаправленное изменение общества, но и последова­тельное освоение этих новаций людьми тесно связано с научно обоснован­ной политической деятельностью, в основе которой лежат как общемиро­вые модернизационные процессы, так и национальная культурная тради­ция (147, 98-102).

Степень изученности проблемы. В разработке различных концеп­ций модернизации участвовали такие классики общественных наук, как М. Вебер, Э.Дюркгейм, К.Маркс, Р.Парк, Ф.Теннис. Позже эти идеи развива­ли Г.Беккер, М.Леви, Т.Парсонс, У.Ростоу, Р.Рэдфиллд, Х.Грилл, Л.Пай, А.Тоффлер, Д.Белл, российские исследователи А.Ахиезер, В.Иноземцев, Э.Орлова, А.Панарин и др. Общие теории исторической динамики культу­ры разрабатывали Ф.Энгельс, А.Кребер, И.Дьяконов, А.Флиер. Поскольку в своем исследовании мы придерживались преимущественно цившизаци- оиной модели исторического развития (более соответствующей актуаль­ным для нас идеям опоры на национальные традиции), на построение на­ших концепций оказали существенное влияние работы А.Тойнби, П.Соро­кина, С.Хангтингтона, Б.Ерасова и др. Но в первую очередь мы опирались на труды классической китайской мысли и прежде всего на философию са­мого Кон-фу, более известного под европеизированным именем Конфу­ций, а также на таких китайских классиков, как Лао-цзы, Мен-цзы, Сыма Цянь и др. Значительное место в нашем исследовании заняло изучение идей политических лидеров Китая второй половины 20 века - Мао Цзеду- на, Чжоу Энлая и Дэн Сяопина, чьи труды заложили фундамент китайской модернизации и ее специфики, а также книги современных китайских уче­ных, занимающихся проблемами сохранения национальных культурных традиций и теориями модернизации в странах «третьего мира» (Дин Вэйч- жи, И Шэнъюня, Лю Цзайфу, Люй Чжэнъюя, Фань Ваньланя, Юань Кэ, Ян Юнго и др.).

Разумеется, существенный тематический пласт диссертации опирает­ся на споры о личности Конфуция и вневременной актуальности его фило­софии, которые ведутся в китайской научной и общественной среде уже около века. Особое место в нашей работе занимают труды советских и российских китаеведов, много сил потративших на всестороннее изучение Китая, его этнической истории, традиционной культуры и происходящих ныне модернизационных процессов: Л.Васильева, В.Илюшечкина, А.Коб- зева, М.Крюкова, А.Лукьянова, В.Малявина, А.Мартынова, М.Софронова, Л.Переломова, Н.Чебоксарова и множества других выдающихся специали­стов. Свое исследование мы строили на постоянном сопоставлении «внут- рикитайского» взгляда на собственные проблемы и оценок тех же самых

проблем российскими и западными учеными.

Цель диссертационного исследования - дать теоретическое обосно­вание основных направлений трансформации традиционной (феодальной) культуры Китая по пути, отвечающему современным условиям развития нашего общества. В соответствии с поставленной целью всестороннему анализу подвергается учение Конфуция и его последователей, прослежи­вается эволюционное развитие конфуцианства в Китае.

В этой связи нами были выделены следующие задачи исследования:

-  определить сущность и место конфуцианства в духовной жизни Ки­тая;

-  изучить значение традиционной культуры с точки зрения работы механизмов социокультурного воспроизводства китайского общества;

-   дать обоснование стратегии и тактике модернизации в Китае;

-   определить специфику модернизационных процессов сегодня;

-  проанализировать влияние традиционного образования в Китае на успешность модернизационных изменений.

Объектом исследования является традиционная культура Китая и особенности ее модернизации в смысле, вкладываемом в этот термин сов­ременными теоретиками постиндустриального общества (А.Тоффлером, Д.Беллом и др.).

Предметом исследования являются приемлемые для страны пути и механизмы социокультурной модернизации с учетом специфической тра­диционности мировосприятия «рядового» китайца.

Методология и методы работы. В основу исследования положен принцип историзма, который используется здесь в двух методологических ракурсах: эволюционистском, позволяющим всесторонне исследовать про­цессы развития и модернизации, и цившизационном, позволяющим понять причины глубокой укорененности национальных культурных традиций, образов жизни и картин мира как на сословном уровне, так и в общенаци­ональном масштабе. В числе основных методов использовались: генетиче­ский, компаративный, факторный, контент-анализ и др.

Научная новизна работы. Сегодняшние реалии развития Китая позволяют пересмотреть привычные представления о традиционном обще­стве как простом синониме доиндустриального. В диссертации показыва­ется, что корректной альтернативой традиционному обществу является не индустриальное, а гражданское общество. Основанием для такого разделе­ния выступает преобладающий тип личности и социальных связей: если в первом случае это общество системоцеитристской ориентации, в кото­ром ценности социума доминируют над индивидом, то во втором - персо- ноцентристской ориентации, где доминируют ценности индивидуальной свободы (10, 56).

И если раньше считалось, что всякая модернизация означает «закат» традиционных обществ, то успехи Китая в его модернизации, сохраняю­щего свою традицию в смысле приверженности системоцентрическому ти­пу ориентации, ставит под сомнение бесспорность прежней позиции. Мо­дернизированное общество «по-китайски» - это эксперимент возвращения в мир отвергнутых ранним индустриализмом культурных самоидентифи­каций, но возвращение, осуществляемое на новом технологическом уров­не (76, 152).

Таким образом, можно суммировать новизну исследования, заключа­ющуюся в:

1.    Выявлении возможности сохранения культурной традиции как доминирующей социальной установки в условиях успешного развития процессов модернизации.

2.  Теоретическом обосновании возможности построения индустри­ального общества с сохранением системоцентрического типа ценностных

и

ориентаций.

3.  Выявлении возможности модернизации и индустриализации, ос­нованных не на капиталистической модели неограниченной свободы лич­ности («веберовская» модель), а на более характерных для Востока прин­ципах коллективной ответственности и солидарности, основанной на куль­турной традиции и социальной дисциплине.

4.   В систематизации теорий «классиков» китайской модернизации касательно постепенной динамики преобразования общества.

5.  В выявлении роли философского и теоретического наследия Кон­фуция не только как основы исторической культурной традиции, но и как мировоззренческой и этической основы динамики развития китайского об­щества.

Научно-теоретическая значимость работы.

Результаты, полученные в исследовании, могут рассматриваться как определенное приращение теоретического знания в области разработки со­циокультурных проблем модернизации. Анализ истоков и путей развития китайской модели модернизации позволяет по-новому взглянуть на проис­ходящие в Китае социокультурные изменения. Всесторонний анализ ки­тайской модели модернизации, ее успехов и неудач позволяет существен­но «модернизировать саму теорию модернизации», которая выстраивалась ранее на опыте либерализма стран западной цивилизации или необосно­ванно жестких ограничениях личности в рамках советской системы, в то время как опыт стран Востока вносит новые фундаментальные теоретиче­ские положения в эту концепцию в виде неразрывной взаимосвязи всякой модернизации с историческими национальными традициями культуры ка­ждого народа.

Практическая значимость работы.

Накопление, систематизация и компаративный анализ различных то­чек зрения на модернизационные процессы может быть использован в ву­зовских курсах культурологии, помогая студентам лучше понять различ­ные культуры и тенденции их развития. Кроме того, результаты исследо­вания могут быть использованы в изучении традиционности как таковой и особенностей ее бытования в современных условиях. И, наконец ряд по­ложений диссертации может быть предложен китайской общественности как инициатива, идущая от кругов научной интеллигенции, направленная на уточнение планов по дальнейшей модернизации страны, их большую социокультурную обоснованность.

Положения, выносимые на защиту.

1.   Традиционная культура сохраняет свою жизнеспособность не то­лько в раннеиндустриальную эпоху, но и идущем ей на смену информаци­онном обществе. Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что в современное технологическое общество Китая вполне «вписываются» конструкты и механизмы, сохранившиеся со времен доиндустриальной эпохи (особенно в сфере традиционной культуры).

2.  Успех модернизации в широком значении этого понятия - как пе­рехода от одного этапа развития к другому - в значительной мере опреде­ляется степенью созвучности традиционной для Китая системы ценностей с модернизационными принципами, отражающими специфику модели тра­диционной культуры.

3.   Традиционная китайская культура не только не противостоит мо- дернизационным изменениям, а напротив, играет в этих изменениях важ­ную роль. А это означает что «традиция» (в глубинном смысле) вовсе не противоречит «новации». Из всего спектра значений категории «тради­ция» важно понимание ее как механизма воспроизводства культуры, ос­нову которой составляют стереотипы коллективного и индивидуального поведения в социуме.

4.  Будущее не за универсальными моделями модернизации по запад­ному образцу, а за национальными моделями постфеодальной цивилиза­ции. Опыт и методы модернизации Китая должны стать образцом подоб­ной цивилизации, где западные индустриальные и постиндустриальные достижения в экономической, технологической и инфраструктурной сфе­рах органично взаимодействуют с глубинными структурами и ценностями традиционной культуры той или иной страны Востока.

5.    Усиление влияния культуры прошлого обусловлено новым кон­текстом ее существования, новыми направлениями в общественной дина­мике. В исследовании выделены четыре основные функции ценностей тра­диционной культуры в современных условиях: ориентирующая, аналого­вая, подражательная и инструментальная.

Апробация работы.

1.   Основные положения работы докладывались автором в его выс­туплении на научно-методологической конференции Высшей школы куль­турологии МГУКИ «Современные методы исследования культуры» 26 ян­варя 1999 г. (тезисы опубликованы).

2.  Материалы исследования использовались автором при подготов­ке книги «Китайский фольклор» (в соавторстве с Дун Моли).

3.  Работа прошла обсуждение на заседании кафедры культурологии и антропологии МГУКИ.

Структура работы. Диссертация объемом в 161 стр. состоит из Введения, трех глав, Заключения и списка литературы из 174 названий на русском, китайском и английском языках.


ГЛАВА 1. КИТАЙСКИЕ КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ В СИТУАЦИИ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА

1.1. Национальные особенности культуры Китая.

Общая характеристика традиционного Китая

В настоящее время проблемы культуры вызывают бурное обсужде­ние, порождающее еще больше дополнительных вопросов (8, 12; 13, 2; 19, 10; 43, 112; 150, 11 и др.). Например, что является самым специфичным в каждой стране, нации или регионе? Это культура. Страны, нации и реги­оны отличаются друг от друга не только ландшафтами, но и различными типами культуры. Существует упрощенный взгляд, часто высказываемый при сравнении китайской и западных культур: основной разницей между Китаем и Западом является то, что в Китае культура развивается на основе «объединения» природы и человека; а на Западе мир природных реалий отделен от человека (93, 31; 115, 6; 172, 58 и др.). Правильна ли эта мысль? Попробуем обратиться к исследованию этого вопроса.

Что такое культура? Прежде всего надо дать определенный ответ на этот вопрос. Все мы признаем, что культура может быть рассмотрена в широком и узком значениях (48, 21). Широкое значение культуры состоит в том, что она создана людьми. Стало быть, культурой является всё то, что люди создали своим трудом и интеллектом. Это называется «цивилизаци­ей». Поэтому культура и цивилизация могут быть дифференцированы на два типа: материальная культура (или цивилизация) и духовная культура (или цивилизация) (9, 23; 12, 4). Культура в узком значении - это лишь ду­ховная культура, включающая все явления духовного характера, к приме­ру, сознание, чувства, волю, знания, веру, способности и другие интеллек­туально-чувственные сферы деятельности человека и его достижения (на­уку, религиозные учения, язык, литературу, искусство, философию, мо­раль, образование, обычаи, нравы и т.д.) (19, 12; 170, 29). Ещё более узкое значение культура получает при оценке достигнутого уровня общего обра­зования человека - его научных знаний, языкового уровня или способно­стей в областях литературы и искусства и т.д. (79, 116).

Я думаю, что это узкое определение культуры как духовного явле­ния является более верным. Во-первых, большинство людей склонны к по­добному определению. Многие рассматривают экономику, политику и культуру как однопорядковые явления (170, 63). Они считают, что эти три феномена являются основными элементами прогресса человеческого об­щества (151, 7). Во-вторых, когда говорят о частных проявлениях культу­ры (например, культуре питания, культуре питья, культуре одежды и т.д.), на самом деле имеют в виду не собственно пищу, алкоголь и одежду, а ду­ховно-культурные нормы, регулирующие эти процессы (67, 33). В-треть­их, можно определить место и роль культуры в человеческом обществе лишь тогда, когда люди сами понимают культуру как духовную жизнь сво­его общества (79, 43). Поэтому наше определение узкого значения культу­ры является корректным.

Посмотрим, какое место занимает культура в человеческом обще­стве. Экономика, политика и культура являются тремя главными элемента­ми общественной жизни. Поэтому суть проблемы заключается в отноше­ниях между экономикой, политикой и культурой. Говоря конкретнее: что здесь самое важное? Что играет решающую роль? Экономика, политика или культура? Существуют два диаметральных противоположных взгляда: гуманитарный подход к истории провозглашает, что именно культура яв­ляется главным фактором и играет решающую роль в любых процессах су­ществования человеческого обществе и его прогрессе (170, 26; 20, 17; 91, 62). Именно культура определила основной облик каждой страны, нации, региона (67, 15). В противоположность гуманитарной материалистическая интерпретация истории утверждает, что решающим фактором является экономика, а не культура (19, 32; 79, 11).

Представитель гуманитарной интерпретации истории, автор книги «Восточная и Западная культура и их философия» считает, что в мире су­ществуют три основные культуры: западная, китайская и индийская (129, 17-23). Три культуры определили три типа общества. Основой западной культуры являются наука и техника; основой китайской культуры - этика и нравственность; а основой индийской культуры - религия. Научно-тех­ническое общество считается низшей фазой развития человечества. Этиче­ски-нравственное общество - более высокой фазой. Религиозное общество считается самой высшей фазой развития. Человеческое общество должно развиваться от низшей фазы до высшей. Однако китайское и индийское общества не проходили через этап научно-технического подъема и в военном и экономическом отношении остались слаборазвитыми. Западное общество находится ещё на низшей фазе, поэтому сильно в военно-эконо- мическом плане, однако его раздирает множество злоупотреблений по от­ношению к рядовому человеку (129, 22-23).

С этой точки зрения предполагается, что путь китайской модерни­зации - есть путь объединения трёх фаз развития человеческого общества, то есть на основании идеологии конфуцианства следует усваивать запад­ные элементы научно-технической культуры, восстанавливать китайскую культуру и в результате достигнуть средней фазы развития, а потом перей­ти к самой высокой фазе - религиозной. Автор рассматривает культуру как одно из проявлений духовности, что является основной силой, разви­вающей человеческое общество и основной чертой разделения различных типов обществ. Именно это называется гуманитарным представлением об истории, которое принципиально отличается от материалистического (129, 22-23, 58, 117-120 и др.).

Английский историк А.Тойнби в своей книге «Исследование исто­рии» (в русском переводе «Постижение истории») предложил другое гума­нитарное толкование истории, а именно - религиозное (170, 5-14). Он счи­тает, что основным элементом человеческого общества является не госу­дарство, а цивилизация, которая включает в себя три части - экономику, политику и культуру, при чем культура является основным ценностным центром цивилизации (170, 6). А самым главным «ядром» культуры явля­ется религия. «Религия представляет собой источник существования циви­лизации», - пишет Тойнби (170, 7). Разные типы религии определяют раз­ные типы цивилизации. Поэтому автор разделил мир на более, чем двад­цать типов цивилизации, например, цивилизация западного христианства, цивилизация православия, цивилизация ислама, индийская цивилизация, дальневосточная цивилизация и т.д. (170, 9-11). По его мнению, вся исто­рия человеческого общества есть история культуры, т.е. религии (170,11).

Американские ученые (в частности С.Хантингтон и др.) считают, что цивилизация представляет собой материальный субстрат всякой куль­туры, ее наиболее концентрированное проявление (149, 32). Культура же предстает «ядром» цивилизации. Они тоже ставят политику, экономику и культуру в один ряд и считают, что большее значение имеет разделение стран и регионов по признакам культур и цивилизаций, нежели их разде­ление по политико-экономическим режимам или уровням экономического развития (146, 211). По их мнению, история человеческого общества явля­ется историей культур или историей идеологий (137, 22). Мир разделяется на восемь цивилизаций, включая западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индийскую, славяно-православную, латиноамериканскую и африканскую. В будущем самое большое напряжение, а, может быть, и бо­рьба будет проходить по границам, разделяющим эти цивилизации (149, 34, 172-184).

На основании приведенных примеров, мы можем обобщить некото­рые подходы к истории культуры или исторической типологии цивилиза­ций с позиций гуманитарного знания:

1.   Главным критерием разделения разных регионов мира является не уровень экономического развития или социально-политический режим, а культура или тип цивилизации.

 

2.    Культура, экономика и политика ставятся в один ряд и вместе формируют социальный мир человеческого бытия. Все они являются духо­вными областями человеческого существования.