СОДЕРЖАНИЕ

стр.

ВВЕДЕНИЕ 3-18

Глава 1. Общие международно-правовые вопросы экологической защиты трансграничных водотоков 19-66

1.1. Основные понятийно-терминологические вопросы 19-25

1.2. Общая характеристика международно-правового сотрудничества государств в области экологической защиты трансграничных водотоков 26-40

1.3. Экологическая безопасность трансграничных водотоков как жизненно важный интерес государств 40-50

1.4. Основные принципы использования водных ресурсов трансграничных водо¬токов 50-66

Глава 2. Обеспечение экологической безопасности трансграничного водо¬тока в системе управления им 67-129

2.1. Объект охраны в системе обеспечения экологической безопасности трансграничного водотока 67-82

2.2. Субъект права на охрану здоровья в связи с использованием воды трансграничного водотока 82-85

2.3. Система управления трансграничным водотоком 85-116

2.4. Консультации и оказание помощи 116-118

2.5. Мониторинг и оценка 118-124

2.6. Системы оповещения и сигнализации 124-126

Глава 3. Меяедународно-правовые вопросы ответственности в сфере экологической защиты трансграничных водотоков 127-157

3.1. Общие вопросы 127-131

3.2. Международные внесудебные процедуры 132-138

3.3. Арбитражные и судебные механизмы 138-145

3.4. Тенденции прогрессивного развития Международно-правовых норм в

сфере экологической защиты трансграничных водотоков 145-157

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 158-164

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 165-196

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертации. Пользование экологически чистой водой входит составной частью в право на охрану здоровья человека, положение с реа-лизацией которого весьма неудовлетворительно . Несмотря на то, что здоровье и благосостояние людей является конечной целью социального и экономического развития общества, оно не получило достаточного (всеобщего) признания в на-циональных правовых системах.

Однако внимание к данному вопросу постоянно на разных уровнях. В этом контексте следует понимать такие факты: понятием «право на охрану здоровья» оперируют многочисленные международные документы , Комиссия по правам человека учреждает пост специального докладчика по праву на здоровье  и т.п.

Очевидно, что при практической реализации указанного родового права со-ответствующие субъекты сталкиваются с видовыми правами, среди которых право на экологически чистую воду (в трансграничном аспекте — в особенности) выдви¬гается в число приоритетных прав в силу объективных причин.

Показательна в этом плане, например, такая «объективная причина»: водные ресурсы Туркменистана почти полностью (98%) формируются за счёт трансгра¬ничных водотоков (ТГВ)  - Амударья, Мургаб, Теджен, Этрек и малые реки .

«История совместного использования воды странами и сам мировой опыт водного сотрудничества многогранны и уходят корнями в далекое прошлое. В мире существует 263 водных бассейна, третья часть которых разделяет два и бо¬лее, а 19 — пять и более государств. Потребности многих государств более чем наполовину зависят от поступающей из другого государства воды.

При росте потребности в водных ресурсах может расти и напряжённость в отношениях между отдельными государствами. Конфликты в основном возни¬кают при отсутствии или недостатке договоров и международных (двусторонних и многосторонних) структур совместного управления трансграничными водото¬ками» .

Рассматриваемая социальная проблематика входит в состав т.н. прав второго поколения — социальных, экономических и культурных, которым уделяется значи-тельно меньше внимания, чем гражданским и политическим правам. Не случайно, например, что первая и вторая специальные сессии Совета ООН по правам чело¬века (СПЧ) в 2006 г. были посвящены ближневосточной тематике в ее граждан¬ском и политическом аспектах .

Вместе с тем, и при мирном течении общественной жизни и при дестабили¬зации обстановки в результате применения вооруженной силы и по другим при¬чинам, здоровье человека остается в центре внимания.

Нормы международного гуманитарного права в этом отношении наиболее, показательны. Но и в них такой видовой аспект как право на экологически чис¬тую воду не выделен.

В то же время все настойчивее попытки международных институтов не про¬сто выделить, а придать приоритетность данному аспекту. Это проявилось, в ча¬стности, на 13-й сессии Комиссии ООН по устойчивому развитию (С8В-13), со¬стоявшейся в апреле 2005 г., при обсуждении вопроса об альтернативных страте¬гиях и практических мерах по ускорению выполнения задач по воде, санитарии и населенным пунктам.

21-22 марта 2006 г. в Мехико состоялся 4-й Всемирный водный форум (ВВФ), на котором была принята Министерская декларация под лозунгом «Ме¬стные действия для решения глобального водного кризиса».

Показателен язык приведенного выше лозунга: «глобальный водный кри¬зис». Но и в основной своей части данная Декларация содержит важные для нас положения .

Д.Г. Бартенев выдвигает такую мысль: «Обеспечение основных прав не должно зависеть от смены правительств и партийных курсов и поэтому они должны быть гарантированы именно как юридические правомочия. Это особен¬но актуально в современных условиях, когда в мировой политике происходит снижение роли государств за счет увеличения роли новых образований — между¬народных финансовых институтов, транснациональных компаний и региональ¬ных объединений» .

При всей важности этого тезиса, полагаем, что он идеалистичен, особенно в условиях снижения роли государств и «увеличения роли новых образований». Только часть («объективный минимум») основных прав человека реально может рассматриваться как юридические правомочия. К их числу относится, прежде всего, право на охрану здоровья и его вид — право на экологически чистую воду.

Особое значение данная тема приобретает в контексте следующей позиции.

В ноте Канады Соединенным Штатам Америки от 16 апреля 1970 г. сказано: «Канада резервирует за собой те же права, что и Соединенные Штаты, которые утверждали за собой право определять, как лучше защищать свои жизненные ин¬тересы, включая, в частности, национальную безопасность. Таким образом, предлагаемое канадское законодательство представляет собой законное расши¬рение в ограниченных пределах юрисдикции с тем, чтобы предотвратить опреде¬ленные опасности и это законодательство отличается от одностороннего нару¬шения свободы открытого моря, каким, например, являются атомные испыта¬ния... Предлагаемое антизагрязнительное законодательство основано на праве на самооборону прибрежных государств от серьезных опасностей их окружающей среде» .

Через три года представитель Канады на симпозиуме, организованном ин-ститутом Лонг Айленда (США), таким образом развил эту Ноту: «По мнению, канадского правительства, серьезная опасность окружающей среде государства является угрозой его безопасности и, может быть, самому его существованию. Является ли эта угроза случайной или преднамеренной, в конце концов, не имеет значения, если потенциальная угроза материализуется. Таким образом, законода-тельство о предотвращении загрязнения арктических вод представляет собой; осуществление основного права на самооборону, которое является основой меж-дународного порядка» . И это не только позиция Канады. К примеру, казахский

10

юрист выделяет «водные аспекты обеспечения национальной безопасности» .

\

Очевидно, что «арктический аспект» привлечен лишь в порядке примера. И следует со всем вниманием отнестись к мнению о том, что меры по защите окружающей среды могут не ограничиваться принятием законов , а предусматри¬вать применение вооруженной силы, в том числе и превентивно .

Если относить к данной проблематике также подземные ТГВ (они также существуют в большом количестве), в исследование пришлось бы вовлекать м-ждународно-правовые вопросы недропользования. В том плане, что такие под¬земные водотоки непосредственно влияют на характер, а порой - и на саму возможность, разработки недр, являющихся объектом как внутригосударственного, так и международно-правового регулирования . («Наземные» разливы ТГВ во многих случаях также препятствуют разработке ресурсов недр).

Но это специальная тема, получившая относительно самостоятельное развитие в международном и внутригосударственном праве и имеющая признанных специалистов в российской и зарубежной правовой науке.

Авария в Байя Маре в январе 2000 г. показала, какие катастрофические транс-граничные последствия для вод могут иметь промышленные аварии .

С момента принятия Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр 1992 г. установилось тесное сотрудничество с механизмами других конвенций ЕЭК ООН в области окружающей среды. Особенно успешным оно стало в рамках Конвенции о трансграничном воздействии промышленных аварий 1992 г., в результате чего был принят Протокол о гражданской ответственности и компенсации за ущерб, причиненный трансгранич¬ным воздействием промышленных аварий на трансграничные воды 2003 г. к Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр 1992 г. и к Конвенции о трансграничном воздействии промышлен¬ных аварий 1992 г., а также проведен ряд совместных мероприятий, включая создание совместной группы экспертов по промышленным авариям и разработку руководящих принципов и рекомендаций по безопасности в целях предотвращения аварийного загрязнения вод.

Все это способствовало упорядочению международно-правовой основы в охране ТГВ и в защите окружающей среды в регионе ЕЭК ООН в целом.

Продолжить же эту вводную часть нам представляется уместным следую¬щей известной информацией. В настоящее время 31 % населения Европы живет в государствах, уже страдающих от того, что можно было бы охарактеризовать как сильную напряженность с водоснабжением, особенно во время засух и периодов низкого уровня воды в реках. Потребности в чистой воде в Европе и Централь¬ной Азии будут, по всей вероятности, возрастать. Такие регионы, как Средизем¬номорье и Центральная Азия, где государства уже сталкиваются с чрезмерной эксплуатацией своих водных ресурсов, вполне могут оказаться в такой ситуации, когда растущие потребности будут порождать еще и конфликты между различ¬ными водопользователями и даже между государствами.

В то же время некоторые государства региона ЕЭК ООН сегодня страдают от наводнений еще больше, чем прежде, что влечет за собой серьезные экономи¬ческие и социальные последствия. В настоящее время водоснабжение примерно 140 млн. жителей европейских городов производится за счет чрезмерной экс¬плуатации ресурсов подземных вод.

Потребности ирригационного земледелия также порождают чрезмерный спрос на имеющиеся пресноводные ресурсы.

Решение этих сложных проблем в Европе усложняется еще в основном трансграничным характером водных ресурсов. Более 150 крупных рек и 50 больших озер в регионе ЕЭК ООН протекают или пересекают границы двух или более государств. В Западной и Центральной Европе обнаружено свыше 100 трансграничных подземных вод, они могут существовать и в других частях ре¬гиона. Двадцать европейских государств более чем на 10% зависят от водных ре¬сурсов соседних государств, а пять государств получают 75% своих водных ре¬сурсов за счет государств, находящихся вверх по течению.

Какого качества вода «оттуда приплывает» — вопрос чрезвычайно важный.

Как отмечают К. Боришполец и А. Бабсшжанов: «Развитие ситуации в Цен-тральной Азии существенно зависит от состояния водных ресурсов и возможностей пре¬одоления их хронической нехватки. Особую остроту проблемам регионального водопользования придают перспективы увеличения водозабора в интересах китайских и афганских территорий.

Центральноазиатский «водный вопрос» имеет и российскую проекцию. С одной стороны, речь идет о стабильности большого сопредельного региона, а с другой — о рисках сокращения объемов поверхностных вод, поступающих на территорию Российской Федерации, а также рисках, связанных с принятием «авральных» планов или реанимацией устаревших. Все эти моменты чреваты прямыми материальными потерями, неоправданными бюджетными затратами и реальной экологической катастрофой» .

Степень исследованности темы. Работы по общим вопросам экологической безопасности , правового режима международных рек , видимо, в первую очередь следует упомянуть в данном случае.

Проблематика диссертации связана с защитой прав человека. Поэтому работы

по правам человека и по праву на охрану здоровья связаны с вопросами экологической защиты ТТВ .

Существует значительное количество специальных работ по экологии водной среды  и конкретно по ТГВ. Резкому увеличению их количества в последнее вре¬мя (в том числе — с международно-правовыми оценками) способствовала публикация материалов проведенного в Москве 5-6 марта 2003 г. Совещания на высоком

уровне по Стратегическому партнерству и развитию .

Особого упоминания заслуживает доклад, подготовленный С. Виноградовым (университет Данди, Великобритания) в ноябре 2004 г. . Доклад представляет, по сути дела, общий обзор международно-правовой проблематики использования ТГВ. Но данный доклад практически не выходит за рамки именно добросовестного научного обзора, без попытки детального углубления в «экологическую составляющую» темы, хотя очевидно, что автор свободно ориентируется в этой «состав¬ляющей» .

Отметим также опубликованные в 2006 г. важные для нас статьи: М.Н. Копы- лова по вопросу доступа к экологической информации , A.B. Кукушкиной по уре-гулированию международных экологических споров и В.А. Сучковой по классификации экологических прав человека .

Словом, внимание к данной проблематике огромно, в том числе — за рубежом. Но опять же ее «экологическая составляющая» в связи со здоровьем чело¬века часто не детализируется, а только обозначается как таковая (мы покажем это далее). В ситуации глобального водного кризиса , такое отношение далее недопустимо, и требуется современное научное исследование именно экологических аспектов использования ТГВ в обозначенном в названии настоящей диссертации контексте, что и предпринимает ее автор.

Цель исследования. Общей целью настоящей диссертации является проведение системного международно-правового исследования проблематики экологической защиты ТГВ, используемых или предполагаемых для использования субъектами права различных бассейновых государств.

В соответствии с данной общей целью в работе решаются следующие задачи: изучить в историческом аспекте тенденции прогрессивного развития и кодификации международной договорной практики и соответствующих решений международных организаций по вопросам экологической защиты ТГВ;

установить точное содержание обязанности бассейновых государств по экологической защите IIВ и права пользователей такими водотоками на их экологическую чистоту;

определить соотношение обычных и чрезвычайных источников загрязнения ТГВ, прежде всего — отходов деятельности промышленных производств, воен¬ной деятельности и стихийных бедствий;

обобщить практику совместного управления ТГВ и выработать предложения по оптимальному использованию данного метода в бассейновом и региональном контексте;

разработать предложения по вопросу о принципах, основаниях, условиях и пределах ответственности за загрязнение ТГВ;

установить соотношение прав и обязанностей государств, правительственных и неправительственных институтов, организаций в вопросе обеспечения экологической защиты ТГВ;

представить рекомендации по повышению эффективности экологической защиты трансграничных водотоков на международном договорном уровне, с по-мощью актов международных организаций и национального законодательства.

Объектом исследования являются отношения субъектов международного права и субъектов, претендующих на статус субъекта международного права, по - вопросам экологической защиты трансграничных водотоков.

Предметом исследования являются международные договоры, акты международных правительственных и неправительственных организаций, законода-тельные и подзаконные акты государств, правоприменительная практика, док- тринальные разработки и политические позиции (взгляды) по вопросам экологи-ческой защиты ТГВ.

Методологическая основа исследования. Для достижения указанной общей цели исследования и выполнения поставленных задач диссертантом исполь¬зованы следующие методы:

- метод исторического анализа и диалектический метод - при исследовании становления и развития обычно-правовой, договорной и законодательной прак¬тики государств по вопросам использования ТГВ и их экологической защиты;

- системный метод — при определении основных понятий;

- сравнительно - правовой метод — при анализе норм международных обы¬чаев и международных договоров, актов международных организаций, положе¬ний законодательства и подзаконных актов государств, а также рекомендатель¬ных актов неправительственных организаций и органов по вопросам экологиче¬ской защиты трансграничных водотоков.

Теоретическую и информационную основу исследования составляют тру¬ды советских и российских юристов-международников, исследовавших различ¬ные стороны экологической проблематики: А.Х.Абашидзе, Д.Г. Бартенева, C.B. Бахина, К.А.Бекяшева, И.П.Блищенко, М.М.Бринчука, Р.М.Валеева, С.В.Виноградова, В.В.Витюка, А.Н. Вылегжанина, Л.Н.Галенской, Н.С.Иванченко, А.И.Иойрыша, А.Я. Капустина, В. А. Карташкина, О.С.Колбасова, А.Л.Колодкина, Ю.М.Колосова, М.Н. Копылова, JI.B. Корбут, Н.Б.Крылова, В.И.Кузнецова, А.В.Кукушкиной, М.И.Лазарева, И.И.Лукашука, Е.Г.Ляхова, Ю.Н.Малеева, Г.М.Мелкова, Г.И.Морозова, Е.А.Нестеренко, Ю.А.Решетова, Ю.М.Рыбакова, А.С.Тимошенко, А.Н. Трайнина, Р.А.Тузмухамедова, Г.И.Тункина, Н.А.Ушакова, О.Н.Хлестова, С.В.Черниченко,. H.A. Чертовой, В.А.Чичварина, В.П.Шатрова, М.Л.Энтина и др. Значительную помощь оказали работы ряда иностранных юристов- международников, с которыми можно ознакомиться по списку использованной литературы. Это, прежде всего, труды таких учёных, как Э. X. де Аречага, Дж. Барберис, Ф. Бердер, Ш. Бурнэ, Б. Витани, М. Вольфром, Дж. Голденман, У. Ду¬глас, А. Кисс, Дж. Коста, В. Кутиков, И. Лундберг, Т. Малува, М. Мамун, С. МакКафри, А. Мительстадт, Б.Морехауз, Н. Мунте, Д. Попэску, К. Ровни, А. Рос- бах, Б. Сера, А. Фами, А. Чэпмен, А. Швабах, Э.Эдуардо, Р. Этински Научная новизна исследования состоит в следующем:

впервые в отечественной науке международного права установлено кон-кретное содержание обязанности бассейновых государств по экологической защи¬те ТГВ и права пользователей такими водотоками на их экологическую чистоту;

определен комплекс обычных и чрезвычайных источников загрязнения ТГВ, прежде всего - отходов деятельности промышленных производств, военной деятельности и стихийных бедствий, в их системной взаимосвязи;

обобщен имеющийся опыт совместного (коллективного) управления кон-кретными 11В и выработаны предложения по оптимальному использованию дан¬ного метода в бассейновом и региональном контексте;

разработаны предложения по вопросу о принципах, основаниях, условиях и пределах ответственности за загрязнение ТГВ;

установлено соотношение прав и обязанностей государств, правительст¬венных и неправительственных институтов, организаций в вопросе обеспечения экологической защиты ТГВ;

представлены рекомендации по повышению эффективности экологиче¬ской защиты ТГВ на международном договорном уровне, с помощью актов меж¬дународных организаций, а также законодательства заинтересованных государств.

Положения, выносимые на защиту.

1. Право на охрану здоровья и его вид - право на экологически чистую воду относится к тому минимуму имманентных прав человека, который следует отно¬сить к юридическим правомочиям человека, не зависящим от социального уст¬ройства и системы правления (управления). Экологическая защита ТГВ на меж¬дународном договорном уровне, с помощью актов международных организаций, а также законодательства заинтересованных государств является реализацией (обес¬печением) такого права.

2. Бассейновое государство ТГВ не располагает свободой воли в отношении характера пользования ТГВ и воздействия на его экологическое состояние. Такое пользование предопределено согласованным с другими бассейновыми государст¬вами допустимым с точки зрения воздействия на здоровье человека уровнем зара¬жения водотока промышленными и иными отходами, что имеет характер принци¬па. В случае невозможности достигнуть с другими бассейновыми государствами такого согласования, каждое бассейновое государство, тем не менее, обязано на обычно-правовой основе в одностороннем порядке соблюдать указанный принцип.

3. Любым пользователям ТГВ принадлежит имманентное право на экологиче¬скую чистоту ТГВ с точки зрения его безопасного использования для здоровья че¬ловека.

4. В каждом бассейновом государстве (при необходимости — с привлечением сил вне - бассейновых государств и международных организаций) должна быть налажена служба по контролю обычных и чрезвычайных источников загрязнения ТГВ, прежде всего - отходов деятельности промышленных производств, военной деятельности и стихийных бедствий, и ликвидации опасных последствий.

5. Совместное (коллективное) управление ТГВ — базисный метод порядка ис-пользования водотока. При невозможности учреждения в этих целях соответст¬вующего бассейнового межгосударственного органа, следует прибегать к помощи региональной экономической организации и ООН.

6. Принцип «загрязнитель платит» должен быть определяющим в вопросах ответственности за загрязнение ТГВ. Тем не менее, в ситуациях, когда конкретный загрязнитель с очевидностью не в состоянии финансово компенсировать причи¬ненное им загрязнение и ликвидировать его последствия, соответствующие расхо¬ды должна принять на себя региональная (или иная) экономическая организация или заинтересованные государства по договору.

7. В вопросах ответственности за загрязнение ТГВ должен применяться прин¬цип объективной ответственности с пределами ответственности, определяемыми по прямому ущербу.

8. В вопросе императивности обеспечения экологической чистоты (экологиче¬ской безопасности) ТГВ и ответственности за его загрязнение не имеет значение, каким именно субъектом допущено недопустимое загрязнение: государственным предприятием, вооруженными силами государства, предприятием субъекта феде¬рации, частным предприятием или частным лицом. В любом случае соответст¬вующее бассейновое государство принимает эффективные меры по обеспечению экологической чистоты ТГВ в пределах его территории, в том числе — меры по по¬стоянному контролю, предотвращению или прекращению загрязнения водотока и привлечению к ответственности соответствующих субъектов — загрязнителей.

9. По всем ТГВ должны быть заключены бассейновые соглашения, при необ-ходимости — под эгидой ООН или региональных организаций. Унификация таких соглашений необходима в рамках новой универсальной конвенции по ТГВ, кото¬рая (в отличие от Конвенции 1997 г.) была бы адаптирована под более удачную ев¬ропейскую Конвенцию 1992 г.

10. В рамках ООН должна быть учреждена процедура рассмотрения индиви-дуальных и коллективных жалоб государств на грубое нарушение права на эко-логическую чистоту ТГВ. Эта процедура может быть увязана с разрабатываемой в ООН процедурой подачи жалоб в рамках Международного пакта об экономи¬ческих, социальных и культурных правах. В случае перегрузки Комитета по пра¬вам человека соответствующими жалобами должен быть учрежден специальный орган по II В.

Практическая значимость исследования: содержащиеся в работе обобще¬ния, выводы и предложения могут быть учтены при разработке новых или пере¬смотре (изменении, дополнении) существующих международных договоров и внутригосударственных нормативных актов по вопросам экологической защиты ТГВ. Признание и реализации обязанности бассейновых (прежде всего) и других государств на обеспечение экологической чистоты ТГВ и права субъектов - поль¬зователей на экологически чистую воду ТГВ в качестве двух международных юри¬дических стандартов будет способствовать укреплению общественного здоровья, социально — экономическому развитию государств, защите прав человека.

Положения настоящего исследования могут быть использованы в работе меж-дународных и национальных судебных и иных правоприменительных органов, в деятельности неправительственных правозащитных организаций. Комплекс кон-кретных практических предложений диссертанта состоит в следующем:

- закрепление права человека на экологически чистую воду ТГВ в законода-тельстве государств и международных договорах;

- закрепление обязанности бассейнового государства ТГВ предотвращать, пресекать загрязнение 11В выше допустимого уровня и принимать все возможные меры для ликвидации вредных последствий такого загрязнения;

- учреждение в каждом бассейновом государстве службы постоянного контроля обычных и чрезвычайных источников загрязнения ТГВ, прежде всего — отходов деятельности промышленных производств, военной деятельности и стихийных бедствий, и ликвидации опасных последствий;

- всеобщий переход на совместное управление ТГВ;

- определение механизма наиболее быстрой ликвидации опасных последствий загрязнения ТГВ;

- определение порядка финансовой компенсации расходов, понесенных в связи с ликвидацией опасных последствий загрязнения ТГВ, в том числе — для случа¬ев, когда загрязнитель не в состоянии нести такие расходы;

- переход на типовые (унифицированные) нормы при заключении международных договоров, касающихся экологии ТГВ;

- учреждение в рамках ООН процедуры рассмотрения индивидуальных и коллективных жалоб государств на грубое нарушение права на экологическую чистоту ТГВ.

Апробация результатов исследования. Настоящее исследование подготовлено и обсуждено на кафедре международного права юридического факультета Российского университета дружбы народов. Отдельные положения исследования получили отражение в материалах научно-практических конференций, посвящен¬ных проблематике прав человека и защите окружающей среды.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, излагались автором в процессе чтения лекций и проведения практических занятий (семинаров, консуль-таций) по международному праву и международному экологическому праву для студентов юридического факультета РУДН, отражены в публикациях автора.